Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:40 

два драббла

H.G. Wells
Kaellig || маленький злобный карлик
Всем привет, решила выложить в сообщество свои немногочисленные драбблы по Революции в количестве двух штук))

Название: Белый город
Автор: Kaellig aka H.G. Wells
Бета: tmriddle
Фандом: Revolution
Персонажи: Себастьян Монро
Категория: джен
Жанр: ангст
Рейтинг: G
Саммари: На заявку: "Всё просто: в белом плаще...". Команда сможет выбрать либо контекст "Мастера и Маргариты" в целом и Понтия Пилата в частности, либо обыграть семантическое значение фразы в понимании ФБ-сообщества, экстраполировав её смысл на героев своего канона.
Дисклеймер: Все права принадлежат правообладателям
Примечание: написано на Зимнюю ФБ-13


Дни и ночи слились воедино.
То ли наяву, то ли во сне
Смерть моя течет неторопливо,
Растекаясь в каждом новом дне.
Маски в этом мире неизменны,
Я их изучил все, как одну.
Жив я или мертв – мне неизвестно –
То ли все во сне, то ль наяву...

@ Ольви — "Тишина"


— ...Генерал, вы в порядке?
Себастьян вздрагивает и выныривает из жаркого марева, стоящего перед глазами. Он непонимающе смотрит по сторонам, словно не узнавая ни помещение, ни людей в нём; впрочем, постепенно его взгляд трезвеет, и Монро с лёгкой улыбкой кивает Невиллу.
— Да, майор, продолжайте.
Когда совещание заканчивается, он уходит первым, резким жестом останавливая всё того же Невилла, пытающегося о чём-то поговорить. Монро не до разговоров — у Монро болит голова; дико, ослепляюще, до подступающей дурноты.
Добравшись до своих покоев, он запирает дверь и падает на колени, хватаясь за виски. Он крепко сжимает их, словно пытаясь выдавить боль наружу, а потом с глухим рыком резко ударяется головой об пол.
Некоторое время он лежит неподвижно, тяжело дыша. Затем поднимается на ноги и подходит к своему столу. По лбу стекает тонкая струйка крови, но Монро не замечает её. Он вытаскивает пробку из графина и наливает себе виски — отвратительное пойло, если сравнивать, например, с Макалланом, но это лучшее, что можно теперь найти в Новом Свете. Басс опрокидывает стакан залпом и сразу наливает ещё. Алкоголь, тем более такого качества, не снимет боль, но Монро надеется, что он поможет ему хотя бы заснуть — крепко, без сновидений.
Он садится в кресло, закинув ноги в сапогах на стол, прямо на бумаги и карты — ему плевать, напишут и начертят новые, в конце концов — и закрывает глаза. Сразу же подступает тошнота, но Монро борется с собой — он должен быть сильнее, чем эта проклятая бессонница, проламывающая ему череп, и сильнее чёртовых снов, приходящих ей на смену.
Всё, чего он хочет, — чтобы его оставили в покое. Себастьян даже самому себе не может объяснить, кто именно должен оставить его в покое: повстанцы? собственные ополченцы с их ежедневными проблемами? Рейчел с её оленьими глазами, полными мольбы и жертвенности? или же неведомые враги, не дающие ему нормально спать?
Возможно, лениво думает Монро, чувствуя, как постепенно накатывает благословенное опьянение, возможно, его просто отравили. Подсыпали что-то в еду или воду, или даже в этот самый поганый виски. Да, точно, в виски — его мерзкий вкус превосходно заглушит любую отраву.
Монро сползает с кресла, добирается до стоящей рядом расстеленной постели и падает на неё — прямо в мундире и сапогах. Ему не хочется совершать никаких лишних действий, чтобы не расплескать боль, мерно плещущуюся в его голове, где-то на уровне глаз. Он ощущает слабый, едва уловимый аромат розового масла — почти на грани восприятия; скорее всего, он просто мерещится ему, но Себастьян невольно улыбается.
Его веки опускаются сами собой, и запах розового масла вплетается в его сон, нарастая и тяжелея. И вот уже Монро мечется на смятых простынях, вновь стискивая ладонями виски. Он пытается вырваться из душного марева, в которое обращается его сон, но вместо привычных стен генеральских покоев из алой дымки проступают желтовато-беловатые очертания смутно знакомого города — города, который он ненавидит так сильно, что даже боль в висках не в силах перекрыть это чувство. Ему тяжело дышать; он дёргает верхнюю пуговицу мундира — но пальцы натыкаются на узорную фибулу, сдерживающую края белого плаща, тяжёлыми складками спадающего за его спиной. Запах розового масла и кипарисов душит его, забивается в ноздри, проникает в самый мозг, и он кричит, пытаясь звуком собственного голоса разбить этот кошмар.
И ему это удаётся. Монро садится на влажной от пота постели, проводит ладонью по лбу, покрытому испариной. Он смотрит за окно — уже давно наступила ночь, и полная луна отчётливо видна в небе, не закрытая от взгляда облаками. Монро видит лунные блики на стекле и невольно вздрагивает, хотя не знает, что именно его напугало.
Он поднимается с постели, зажигает лампу и идёт в ванную. Там он долго стоит перед зеркалом, опираясь на край раковины, и вглядывается в своё бледное лицо. Затем он умывается неприятно тёплой водой, морщась от боли в висках. Но этой боли он даже рад — виски ломит не от недосыпа и давящей духоты, а от обыкновенного похмелья.
Монро усмехается своему отражению и возвращается в постель.
Наутро он не помнит, что ему снилось, но, когда он проходит мимо зеркала, ему кажется на миг, что он замечает край тяжёлого белого плаща с кровавым подбоем.


Название: "M" for both of us
Автор: Kaellig aka H.G. Wells
Фандом: Revolution
Пейринг: Себастьян Монро/Майлз Мэтисон
Категория: пре-слэш
Жанр: ангст
Рейтинг: PG
Таймлайн: после покушения Майлза на Себастьяна
Дисклеймер: Все права принадлежат правообладателям


Их не нашли. Ни Майлза, ни его сучку, и капитан, принёсший Монро это известие, боялся поднять на генерала глаза.
Басс вскочил с кресла, сделал несколько быстрых шагов к окну, замер на мгновение, крепко закусив палец, чтобы не заорать от разрывавшей его надвое боли, затем резко развернулся и, оказавшись в два счёта рядом с капитаном, схватил его за лацканы кителя.
— Ты должен их найти! — заорал Монро, брызгая слюной и глядя на подчинённого бешеным взглядом. — Найти, а не сообщать, что они исчезли! — Подтянув его ещё ближе к себе, Басс добавил тихим свистящим шёпотом: — Или вместо него я убью тебя. Понятно?
— Д-да, сэр, — судорожно дёрнул головой капитан. Монро в ярости оттолкнул его, так что тот едва удержался на ногах.
— Пошёл вон! — рявкнул Басс и, едва за перепуганным капитаном закрылась дверь, бросил в неё тяжёлый хрустальный графин. Хрусталь разлетелся сверкающим дождём осколков, и Басс вспомнил...

...Майлз ударяет по воде напряжённой ладонью, сложенной лодочкой, и Басса накрывает веером сверкающих на солнце капель. Он смеётся, заслоняя лицо рукой, а Майлз снова и снова выбивает в его сторону фонтаны брызг, пока Монро, наконец, не подбирается к нему на расстояние броска. Они оба уходят под воду с головой, продолжая бороться и пытаясь не дать противнику первым выбраться на поверхность. Побеждает, конечно, Майлз — он тяжелее и сильнее, и как не пытается Басс вывернуться из-под него, ничего не выходит.
Они выползают на берег, тяжело дыша и откашливаясь от попавшей в горло воды; с волос течёт вода, заливая глаза, и Басс долго трёт голову полотенцем, пока Майлз лениво валяется на песке, подложив футболку под затылок. Неожиданно до Басса доходит, что это его собственная футболка, а вовсе не футболка Мэтисона, и он с возмущённым криком кидается на друга. Заканчивается всё, разумеется, снова в воде, и домой оба возвращаются в совершенно мокрой одежде, зато абсолютно счастливые. Им двенадцать лет, и они ещё не знают, что драться можно не из-за намокшей футболки, а всерьёз.

Тяжело дыша от переполнявшего его гнева, Монро оперся обеими руками о стол, бессильно стискивая пальцы на лакированной поверхности и оставляя на ней царапины. Гнев душил его, кружил голову, от гнева сводило мышцы живота и болели крепко сжатые челюсти. Но хуже гнева были другие чувства — чувства, которые Басс не желал испытывать и которые лишь усиливали его гнев.
Глубоко внутри, там, куда не смел заглянуть ни один из его подчинённых, Себастьян Монро испытывал страх, растерянность и отчаяние. Он бился в стены собственного непонимания, чувствуя себя маленьким ребёнком, впервые столкнувшимся с несправедливостью. Почему, почему, Майлз, почему?!
Монро ударил обеими руками по столу, резким движением перевернул его и отшвырнул в сторону. Он хотел увидеть Майлза, заглянуть ему в глаза и задать один единственный вопрос. Но Майлза не было, он трусливо сбежал, оставив его одного, и это было подло, едва ли не подлее, чем попытка его убить.
Бассу казалось, что его грудная клетка проламывается внутрь, втягиваясь в поселившуюся там чёрную пустоту. Плотно закрыв глаза, он сжал обеими ладонями голову, зарылся пальцами в волосы — короткие и жёсткие, упрямо сворачивавшиеся кольцами, едва он позволял им чуть отрасти. В детстве он всегда завидовал Майлзу, которому не приходилось бороться с дурацкими кудряшками, и тот в ответ на жалобы шутливо трепал друга по голове. И теперь Бассу на миг представилось, что он чувствует ладонь Майлза на своём затылке, и он почти захотел, чтобы это оказалось правдой, но затем снова вспомнил: его лучший друг, человек, которого он называл своим братом и любил намного сильнее, чем положено любить друзей или братьев, прошлой ночью пытался его убить. И мир снова оказался расколотым и перевёрнутым, и буква «М» на предплечье горела огнём, обжигая. Монро закатал рукав рубашки и посмотрел на неё так, словно увидел впервые. Чёрная краска, прочно въевшаяся под кожу, выглядела совершенно новой, словно татуировка была сделана не пятнадцать лет назад, а совсем недавно, и даже не успела до конца зажить. Басс ненавидел её в этот момент. Он никогда никому не говорил о том, что она означала на самом деле — в конце концов, кому нужно было знать правду? — и теперь ему казалось, что эта проклятая буква издевается над ним, дразня их общей на двоих тайной, и вместо надписи «Монро» под чёрным кругом вот-вот появится совсем другое имя. То имя, которое Басс хотел когда-то видеть вписанным в своё тело и напоминание о котором теперь жгло хуже калёного железа.
Схватив нож, он приставил его к руке чуть выше татуировки и решительно надавил. На светлой коже выступила капелька крови. Себастьян закусил губу, уговаривая себя не сдаваться; пальцы на рукояти вспотели, и он перехватил нож поудобнее, но так и не смог заставить себя вонзить его глубже. Глаза защипало от бессильных слёз, и Монро, обречённо всхлипнув, уткнулся лицом в сгиб локтя, стирая слёзы рукавом. Он был слишком слаб — он умел быть сильным только ради Майлза, только для того, чтобы быть достойным его, чтобы суметь защитить его. Теперь же в этом не было смысла, и Себастьян впервые за долгие годы мог позволить себе быть слабым.
Слабость отдавала горечью и болью в груди, где-то слева, где навсегда замолчало, перестав биться, его сердце. Майлз так и не выстрелил, но его пуля всё равно достигла своей цели.
Открыв глаза, Монро снова посмотрел на левую руку и подрагивающими пальцами обвёл контур буквы. На глазах снова выступили слёзы, и генерал, решительно накрыв татуировку ладонью, сделал глубокий вдох. Он найдёт Майлза. Рано или поздно, но обязательно найдёт, даже если для этого придётся захватить и обыскать все бывшие Соединённые Штаты. И тогда он протянет своему названному брату нож — этот самый нож, которым Басс не смог срезать с себя первую букву его имени и фамилии, — и подставит грудь под удар.
И тот вновь не сможет его убить.

@темы: Фанфикшн, Персонажи:Басс / генерал Монро, Персонажи: Бен Мэтисон, G-PG13

Комментарии
2013-11-07 в 12:40 

Bad
I burn things
Первый роскошен, восторг)

Второй... я даже не знаю, с одной стороны я себе примерно так и представляю их взаимоотношения, с другой как-то вот не верится в эти эмо-штучки в исполнении Баса)

2013-11-07 в 12:43 

H.G. Wells
Kaellig || маленький злобный карлик
Bad, не знаю, мне он и в каноне кажется истеричкой с тонкой душевной организацией с склонностью к садомазохизму) Что не отменяет, впрочем, моей любви к нему, потому что истерички истеричкам рознь, и до того же Локи Бассу ещё далеко.

Спасибо за отзывы ^^

2013-11-07 в 13:14 

Bad
I burn things
не, он конешно, истеричка, но
он взрослый дятька, повоевавший и до, и после -- такой жизненный опыт, как правило, сводит на нет любовь к глупым жестам)

2013-11-07 в 13:28 

H.G. Wells
Kaellig || маленький злобный карлик
Bad, по нему как-то незаметно :nope: не моя вина, что сценаристы так его прописали))

2013-11-07 в 13:41 

Bad
I burn things
да пофигу, любим мы его не за это жэ)

2013-11-07 в 13:41 

H.G. Wells
Kaellig || маленький злобный карлик
Bad, это точно :friend:

2013-11-07 в 16:00 

Bad
I burn things
:friend2:

   

Сообщество сериала Революция

главная