vivatixa
Вас приветствует радио "Ад"! Коротко о главном. Главным у нас по-прежнему Кроули. #Случайности не случаются случайно. (Дин Винчестер)
Название: Друг почувствует если тебе...
Автор: Vivatixa
Фэндом: Революция (Revolution)
Бета: KeyKate
Персонажи: Себастьян Монро, Майлз Мэтьюсон, ОМП
Размер: мини
Рейтинг: NC-21
Жанр: Ангст, драма, даркфик
Дисклеймер: Трава, как всегда, принадлежит Крипке, а я курю свою собственную.
Саммари: Вас предали? Но одно предательство не всегда ведет к следующему…
Предупреждение: Изнасилование, пытки и что-то еще, о чем возможно забыла предупредить.

Уже не понять, в какой именно момент все пошло не так. С самого начала или все-таки позже. Да и на самом деле это совершенно неважно, ведь это не менять того, что они - друзья. Даже больше. Они - братья, и Майлз это признал. Признал, перед тем, как использовать для проникновения в Башню. Не было иллюзий насчет того, почему Мэтьюсон не позволил завершить начатое, чужими руками. И если бы существовала другая возможность проникнуть в Башню, тот ни минуты не сомневаясь, оставил бы его в руках Невилла.
Но все же хотелось верить, что сказанные Майлзом слова о том, что они все еще братья - не пустой звук, что они все еще что-то значат. Возможно, когда-нибудь Майлз сможет его простить. Хотя сейчас это кажется не возможным, тот, кто не может простить себя никогда не сможет простить другого.
В чем его вина? В том, что слепо любил и был готов умереть за того, кто ему дорог? Или в том, что он перешел все черты дозволенного, только для того, чтобы вернуть друга и сохранить начатое ими дело?
Один из самих разыскиваемых преступников бывших Соединенных Штатов Америки очень хорошо знал ответ на тот вопрос, который уже несколько месяцев не выходил у него из головы, но он не был готов признать очевидное. Он просто не мог смириться с тем, что они оба ошибались с самого начала, а когда все зашло слишком далеко, они предали друг друга. И все же, даже обоюдное предательство не смогло заставить их покончить с этим раз и навсегда.
- Когда его взяли? – Монро против воли прислушался к разговору за соседним столом. – Два дня назад. Через три дня прибудет Невилл, и тогда его передадут в руки правосудия.
«Охотники за головами», - с тоской подумалось Себастьяну. Еще совсем недавно все они работали на Республику Монро, а теперь были рады услужить новому хозяину. «Продажные скоты, им неважно, кто платит, главное, что бы продолжали платить за людские жизни». Впрочем, то, как они зарабатывают себе на жизнь, его не касается, ведь раньше он без зазрений совести пользовался услугами охотников.
- Зачем? Ведь приказ был абсолютно ясен. Живой или мёртвый. Мёртвый предпочтительнее...
- Приказ изменен. Мэтьюсон и Монро должны предстать перед, судом.
- Живыми и невредимыми?
- Достаточно просто живыми.
- Значит, если Мэтьюсон будет не в самой лучшей форме, то возражений не будет? - уточнил мужчина, вставая из-за стола. Басс осторожно взглянул на его. Кажется он никогда не выдел этого человека, мужчину со шрамом во все лицо трудно не запомнить.
- У нас с Майлзом старые счеты, - он осторожно провел рукой по изуродованному лицу, отчего Монро невольно вздрогнул. Этот взгляд Басс видел сотни раз, глядя в собственное отражение, а до этого - в глаза друга. Это был взгляд хищника. Беспощадного убийцы – одного из тех, кто без угрызений совести убивал женщин и детей. В том, откуда появился шрам на лице мужчины, сомневаться не приходилось. Такой шрам могла оставить только сабля, и глаза охотника, загоревшиеся при упоминании имени Мэтьюсона не оставляли сомнений в том, кто именно нанес эту рану.
Впрочем, это не его дело. Майлз большой мальчик и выпутается сам, как всегда это делал, убегая от своего прошлого. Он не будет вмешиваться. Мэтьюсон не вмешался бы. Он, скорее всего, пришел бы на площадь, посмотреть на то, как расстреляют врага государства. Холод в его взгляде и словах отлично дал понять, что даже если не он сам нажмет на курок, то даже пальцем не пошевелит, чтобы забрать оружие из чужих рук. Так зачем ему снова рисковать всем, только для того, чтобы быть рядом с другом?

***
Маленькое помещение окутывает темнота, небольшое окошко под потолком не дает ни капли света. Он сотни раз обходил эту комнату в надежде найти выход, и каждый раз сталкивался с непреодолимой преградой. Отсюда нет выхода, и он должен признать, что им удалось его сломать. Сломать Генерала Мэтьюсона, который сдался только один раз в жизни, когда не смог заставить себя нажать на курок.
Хлыст рассекает воздух, и он до крови закусывает губу, чтобы не закричать, но уже сейчас прекрасно понимает, что не сможет держаться вечно. Он выдержал предыдущие допросы, которые постепенно ломали его волю к жизни, но сейчас его подвели к самому краю. Выхода нет, и неоткуда ждать помощи. Было бы легче, если бы, он знал, чего от него хотят. Тогда он бы знал, за что сражается, почему должен не сломаться. Но его тюремщиков не интересует информация. Они хотят только одного - видеть его кровь, поставить на колени и заставить умолять остановиться. Пока им это не удалось, но сколько еще он сможет выдержать?
- Ты забываешь считать.
Голос за спиной звучит издевательски, и ему так хочется обернуться, чтобы врезать своему палачу, но на это не хватает сил. Он слишком слаб, что бы воспротивиться, а наставленное на него дуло пистолета только подчеркивает безысходность ситуации, и Майлзу Метьюсону, одно имя которого когда-то внушало ужас врагам, не остается другого выбора, только подчиниться.
- Двадцать пять, - сухие губы не хотят слушаться, а во рту отчетливо чувствуется металлический привкус крови.
- Не правильно, – раздаётся очередной свист хлыста, и он, уже не сдерживая себя, кричит во весь голос. Здесь всё равно нет никого, кто мог бы услышать. Никого, кроме тех, кому этот крик обычно доставляет удовольствие, и после которого его, наконец, хотя бы на пару часов оставляют в покое. – Придётся начать с начала, и на этот раз советую не сбиваться со счета.
Очередной удар опускается на истерзанную кожу, вырывая из его груди новый крик, после которого он, не слыша собственного голоса, хрипит:
- Раз.
Следующий удар заставляет упасть на колени, и он уже готов к тому, что третий просто вырубит его или убьёт. Любое забвение лучше, чем это… но дверь открывается и в комнату входит мужчина со шрамом, изуродовавшим его лицо до неузнаваемости, только вот Майлз всегда узнает этого ублюдка. В своих ночных кошмарах он все еще видел выродка, который на глазах отказавшей ему женщины изнасиловал её сына, после чего поджег дом, из которого они не могли самостоятельно выбраться. Ему удалось спасти их, вытащить, а потом он нашел ублюдка, но...
- Спокойнее, рядовой, он ведь нужен нам живым.
- В аду день открытых дверей? - Майлз понимает, что каждое сказанное им слово отнимает силы, которых и так осталось немного, но ему плевать. Этот сукин сын жив, и ощущение того, что он за свою жизнь не смог избавить мир хотя бы от одного монстра, полыхает в груди жарким пламенем, которое, пусть всего на миг, но заставляет боль отступить.
- Скоро ты пожалеешь, что сам там не оказался, - мужчина подходит вплотную, и наотмашь бьет по лицу. Мэтьюсон сплевывает кровь на пол и пытается изобразить на своем лице что-то наподобие усмешки.
- Тогда мы будем гореть в аду вместе. Рано или поздно ты туда вернешься.
- Ты слишком болтлив, – ухмыльнулся мужчина. – А я надеялся, что тебя уже научили хорошим манерам. Впрочем, это легко исправить, во всяком случае, твоему рту я точно могу найти гораздо лучшее применение.
Мужчина не торопливо расстёгивает ремень и, вытащив его из армейских брюк, спускает штаны, под которыми не оказывается белья. Только уже полностью вставший член.
Майлза хватают за волосы, и он не успевает ничего понять, как между его губ проскальзывает твердая плоть, а в висок упирается холодное дуло пистолета.
- Поработай, как следует, или твоя надежда прожить еще несколько дней до прибытия Невилла, не оправдается. Убит при попытке бегства, поверь мне, это полностью удовлетворит правительство, несмотря на приказ доставить генерала Метьюсона живым...

***
Кровь вперемешку с чужой спермой стекает по ногам, но это никого не волнует. Сколько их уже было? Майлз не знает. За последние пару часов, кажущихся вечностью, в его камере побывало больше десятка охотников за головами, и все они пришли ради одного развлечения. Вот и сейчас член одного из мужчин рывком входит в его сфинктер, который уже не закрывается от количества принятых в себя членов. Другой же пристраивается спереди, и Майлз покорно открывает рот. Он уже пытался сопротивляться, но от этого стало только хуже. Они его сломали. Нашли рычаг, на который нужно было нажать, чтобы сломать человека.
Первым был Джеффри Дейн. Теперь он помнил не только лицо мужчины со шрамом, но и его имя. Джеффри Дейн был осужден на смертную казнь за изнасилование малолетних, но после отключения огромное множество преступников оказалось на свободе. Он сожалел только об одном - по какой-то роковой случайности эта мразь, которая перед уходом из камеры дала разрешение охотникам делать с его телом все, что угодно, осталась жива. Этот ублюдок был жив, а те, кто действительно заслуживали жизни, давно покоились в земле.
- Интересно, сколько в него может поместиться?
Голоса насильников не позволяют отключиться. Он пробовал. Кажется, пару раз терял сознание, но каждый раз его приводили в чувство и все начиналось по новой.
- По крайней мере, четыре, а может и больше. Двое спереди и два сзади, это точно, - ответил тот, кто сейчас проникал в самую глубь его горла, и рядом раздался одобрительный гул. Кто-то приблизился сзади и Майлз почувствовал, как вместе с членом первого охотника за головами протискивается еще один.
- Я видел в одной порнухе, как мужику просовывали туда руку. Можем попробовать.
- Зато я видел твои мозги на стене.
Несколько выстрелов оказываются такими быстрыми и точными, что никто из охотников не успевает даже потянуться за оружием. Комната вмиг окрашивается кровью, которая медленно стекает по стенам. Последнее, кого он видит перед погружением в забытье, - смертельно бледное лицо его лучшего друга, брата, человека которого он ненавидит так же сильно, как и любит.

@темы: NC-21, Персонажи: Майлс Мэтисон, Персонажи:Басс / генерал Монро, Слэш, Фанфикшн